Монако: «Сей мир особый в серебряной оправе океана…»

Мы и автомобиль

После прогулки по Фонтвьей мы спустились к главному порту государства с огромной пристанью. Он упоминается в средневековых легендах как «Портус Геркулис Моноэци». На одной из судостроительных верфей установлен плавучий док, который служит причалом для больших круизных судов. Яхты и лайнеры, швартующиеся здесь, удивляют роскошью даже самых искушенных гостей Монако. Несколько фото на память с чьей-то плавучей движимостью, и мы отправились к подножию скалы Ле Роше. Поиск «Бугатти» так и не дал результата, зато в сени экзотических деревьев мы увидели памятник автомобилю и «стоящему» рядом мужчине. На помощь пришел глянцевый буклет, который пояснил, что это памятник аргентинскому гонщику «Формулы-1» Хуану Мануэлю Фанхио по прозвищу Маэстро. За многолетнюю историю гонок по количеству чемпионских титулов результат Маэстро смог превзойти лишь Михаэль Шумахер в 2003 году. Выстояв очередь к Фанхио, мы сделали фото на память.

У подножия скалы Ле Роше мы перевели дух и начали восхождение по дороге, которая называется Большой подъем. Мы идем в княжеский дворец! Поднимаясь вверх, мы любовались видом порта, яхтами и роскошными юбками и сари идущей впереди нас группы туристов из Индии.

Памятник Хуану Мануэлю Фанхио

Изрядно запыхавшись, мы с Хеленой запросили у Вольдемара «перекур». Достигнув смотровой площадки, мы присели отдохнуть в тени магнолий. С площадки открывался вид на княжество с высоты птичьего полета — потрясающий вид и «непередаваемые очучения», как шутил Петросян. В центре площадки стоял монументальный металлический багет для фотосессий туристов на фоне панорамы Монако. На самом его верху, не реагируя на людей, одиноко сидела чайка. Глядя на нее, вспомнила шлягер нашего детства, разученный на уроках пения:

О краях о далеких мечтая,

Ураганам отдавшись во власть,

Чайка в море отбилась от стаи

И в туманную даль унеслась.

Затем следовал умопомрачительный припев, который особенно любили петь мальчики нашего класса, плохо знавшие слова куплетов: «Белу-ла-ла-ла-ла, белу-ла-ла-ла-ла, белу-ла-ла…», — и так далее. Песня до сих пор любима нами, мы поем ее на всех встречах школьных друзей.

Фото в багете

После отдыха мы продолжили подъем через сад Сен-Мартен, который буйно цвел, источая средиземноморские ароматы. Двухметровые кактусы, гортензии с шарообразными цветами размером с футбольный мяч создавали ощущения райского уголка. Через сад мы вышли к океанографическому музею, путь к которому нам указал «сиятельный гид» — статуя Альберта I, стоящая на берегу моря. В 1899 году, будучи видным океанографом, принц Альберт основал этот музей. На протяжении многих лет им руководил всемирно известный путешественник и океанограф Жак-Ив Кусто. Задняя стена музея практически висит над морем, словно обрывается в него вместе со скалой, на которой и построен сей воистину шедевр инженерной мысли и архитектуры. В семидесяти залах музея представлена фауна всех морей планеты, а в зале физической океанографии размещена экспозиция, посвященная экосистемам планеты.

Потом мы полюбовались бастионами, башней Орейон и вышли на дворцовую площадь, которая, словно балкон, нависала со скалы над портом. На площади группа туристов из России слушала лекцию гида. Пренебрегая правилами приличия, мы пристроились к ним и узнали интересные детали о княжеском дворце. Вместе с россиянами мы подошли к его монументальным воротам, которые охраняли карабинеры личной княжеской гвардии. Статные парни в ослепительно-белой форме с красными галунами четко вышагивали по площади перед княжеским дворцом, пересдавая пост охраны.

Чайка

Потом мы купили билеты в княжеский дворец — резиденцию правящей семьи Монако. Гид рассказал, что, когда князь находится в резиденции, над башней Святой Марии развевается флаг. Мы начали осмотр дворца с «Галереи Геркулес», своды которой расписал художник из Генуи Орацио Феррари, живший на два века ранее своего однофамильца, а, возможно, и родственника — основателя автомобильной компании Энцо Феррари. В момент нашего триумфального шествия под сводами галереи раздался звонок из Кыргызстана, и слезы счастья от общения с близкими и слезы сожаления о том, что они не видят эту красоту, в семь ручьев полились из моих глаз. Хелена и Вольдемар с пониманием стояли в стороне, а участливые иностранцы наперебой предлагали свою помощь в виде салфеток.

Потом один роскошный зал сменялся другим: Салон Офицеров, Красный и Голубой салоны, Салон Людовика IV. Очень удивило меня наличие во дворце гостиной кардинала Франции Мазарини, который, как оказалось, был связан семейными узами с родом Гримальди. Странно, что такой именитый подлец мог быть родственником благородных князей рода Гримальди. Но, как говорится, в семье не без урода. Наибольшее же впечатление произвел Тронный зал, в котором происходят все официальные встречи, приемы и празднования Монако. В этом зале в апреле 1956 года состоялась церемония бракосочетания Светлейших Высочеств принца Ренье III и принцессы Грейс.

Карабинер княжеской гвардии

Спустя годы в этом же зале прошла свадебная церемония наследного 52-летнего принца Альберта II и 33-летней южноафриканской чемпионки по плаванию Шарлен Уиттсток. Говорят, что, узнав подробности личной жизни своего избранника, она неоднократно пыталась сбежать от суженого. Один раз это было во время путешествия в Париж для примерки свадебного платья. Тогда она нашла убежище в посольстве своей страны и просила вернуть ее домой, но была возвращена в Монако. Вторая попытка была предпринята спустя пару месяцев во время гонок «Формулы-1». Она также не увенчалась успехом. Третья попытка была за неделю до свадьбы, но по дороге в аэропорт у беглянки конфисковали паспорт, а ее вновь вернули жениху. Чужая семья — потемки. Трудно сказать, что это было и кому нужен такой брак. Но очевиден тот факт, что Шарлен очень похожа на принцессу Грейс, и, возможно, таким образом Альберт пытался вернуть в свою жизнь облик погибшей в автокатастрофе матери.

Принц Монако Альберт II и принцесса Шарлен Уиттсток

Вечером наш вояж по Монако закончился, княжество провожало нас яркими огнями, и от этого оно выглядело еще прекраснее. Я увозила с собой море эмоций, необналиченный чек из игрового зала казино Монте-Карло на €0,50, глянцевые буклеты и настенное панно.

Говоря о княжестве Монако, невольно вспоминаю слова Уильяма Шекспира из пьесы «Ричард II»: «Самой природой сложенная крепость, счастливейшего племени Отчизна, сей мир особый, дивный сей алмаз, в серебряной оправе океана…это драгоценная земля…». Эти мощные слова великого драматурга вполне могли бы быть посвящены маленькому, но великому княжеству…

Продолжение следует…

М. Евтеева

Фото из личного архива

Добавить комментарий